СЛУЧАЙ ПОЯВЛЕНИЯ ГИДРОМЕДУЗЫ В АКВАРИУМЕ, 1912

Случай появления гидромедузы в комнатном пресноводном аквариуме

Из числа моих небольших пресноводных аквариумов два особенно привлекают мое внимание, вследствие появления в них нынешней зимой огромного количества низших организмов: инфузорий, мелких червей, коловраток, мшанок и пр.). Оба аквариума одинакового размера (7х5х5 вершк.) и вмещают каждый около ведра воды, в одном живут три пары Danio rerio и пара Barbus phutunio, в другом — мальки нескольких видов живородящих. Эти рыбы кормятся резанным мотылем, и по временам от этого корма вводе появляется слабая муть. Приблизительно раз в неделю часть воды из этих аквариумов выливается и заменяется свежей; температура воды в них поддерживается постоянно около 20' Р. Совокупность приведенных условий и послужила причиною развития и сильнаго размножения в этих аквариумах разных представителей низшей водяной фауны.

Вначале января текущаго года мне пришлось заметить в одном из этих аквариумов какое-то животное, двигавшееся толчками вверх по вертикальному направлению, подобно дафнии. Лупа, при помощи которой я вел наблюдения, была скоротким фокусным разстоянием; замеченное же мною животное находилось довольно далеко от стенки аквариума, и вследствие этого оно успело выйти из поля зрения раньше, чем я мог разсмотреть его и, несмотря па все старания, мне в этот день найти его не удалось. На другой день я был счастливее, так как едва успел взяться за лупу, как увидел заинтересовавшее меня животное поднимающимся к поверхности воды как разу того стекла, со стороны котораго я вел наблюдения.

К удивлению моему животное оказалось по всем признакам медузой с относительно высоким, совершенно прозрачным как стекло колоколом, состоящим из двух оболочек: наружной сплошной и внутренней, сгибающейся около вершины колокола в короткую трубку, опускающуюся внутрь полости тела животного; стенки этой трубки имеют зернистое строение.

Но поверхности внутренней оболочки проходят, как спицы в зонтике, четыре взаимно перпендикулярных канала, в лупу каналы эти незаметны, они стали видимы только при помощи микроскопа с небольшим увеличением, и то только тогда, когда медуза сокращала свой колокол. Отверстие колокола окружено полой трубкой, стенки которой тоже имеют зернистое строение, в эту трубку открываются каналы, идущие по внутренней оболочке колокола, а снаружи к ней прикреплены 8 щупальцев, из них четыре в местах впадения в кольцевой канал, идущих по внутренней оболочке колокола, а другие четыре — в промежутках между ними.

Сначала это были единичные экземпляры, за тем недели через две мне пришлось заметить сразу три экземпляра, а раз даже случилось видеть и пять медузок.

Появление пресноводной медузы в моем аквариуме было для меня совершенно неожиданным, и так как медуза, имевшая не более 0,5 мм.
. по наибольшему измерению (высота колокола), очень походила на медузок, так часто появляющихся в морских аквариумах и происходящих от гидроидов, получаемых обыкновенно любителями на камнях с актиниями из-заграницы, то я стал искать в аквариуме гидроидов, от которых, как я предполагал, произошла виденная мною медуза.

Поиски мои увенчались очень скоро полным успехом. На некоторых ветках кабомбы я заметил розоватый налёт в виде пуха, из которого местами торчали какие-то булавовидные образования, каждая такая булава имела около 1 мм. длины, стерженёк казался в лупу совершенно гладкими, а расширяющаяся в полу шар головка шероховатой. Но временам то одна, то другая булава начинала двигаться, или сгибая головку к субстрату, или вытягивая сильно стерженек, который то утончался, то сильно набухал, при чем расширение стерженька по большей части было заметно около головки и сливалось с нею: в этом положении булава принимала форму бокала.

Эти наблюдения привели меня к выводу, что булавовидный образования, сидевшие группами на стеблях кабомбы, были, несомненно, гидроидные полипы; этот вывод вполне подтвердился при наблюдении их под микроскопом, при чем обнаружилось, что это полип колониальный, так как только в очень редких случаях можно было среди многочисленных колоний его в моем аквариуме найти одиночные экземпляры, чаще же всего колонию составляют две особи; хотя мне удалось найти одну колонию из трёх одну колонию из четырех особей, сидящих на общем основании. Под микроскопом также выяснилось, что головка полипа украшена многочисленными очень длинными и тонкими щупальцами, тело же его представляет собою, как у известной всем любителям гидры, цилиндрический мешок, внутренняя полость которого соединяется с внутреннею полостью другого члена колоти.

Таким образом принадлежность найденных мною в аквариуме существ классу полипов выяснилась окончательно, оставалось только убедиться в том, что виденные мною медузы происходить от этих полипов.

Следя за гидроидами в аквариуме, мне пришлось заметить, что на некоторых из них невдалеке от подошвы появились какие- то шаровидные образования, резко отличающиеся по внешнему виду от полипов, сначала эти образования были не прозрачны, но в течение суток небольшим, они сильно увеличивались в объёме, приобретали прозрачность стекла и становились вполне похожими на виденных мною медуз, прикрепленных вершиною колокола к телу гидроида. Посредством нескольких конвульсивных сжатий колокола вполне сформированная медуза отрывается от гидроида и начинает самостоятельную жизнь. Отделившиеся от гидроида медузы живут очень короткое время, камне кажется не более нескольких часов. Со временем же появления пузырька до отделения медузы проходить около трех суток. Температура воды в банке обыкновенно держалась около + 22° по Р.

Полипов мне удалось срисовать без всяких затруднений если не считать, что на выборы более благоприятно размещенных колоний ушло довольно много времени. С медузами же пришлось провозиться.
Дело в том, что поместить медузу на предметном стеклышке в то положение, в котором она изображена на рисунке, нет никакой возможности, так как всегда она видна или со стороны вершины, или со стороны отверстия колокола. Я прибегнул к способу рекомендованному в одном из номеров Blätter f.
Aquar. Взял два чистых стекла, поместил между ними резиновую трубку в виде U и в образовавшееся стеклами и трубкой пространство пустил медузу. Тогда оказалось возможным видеть ее в нормальном положении.

Этим наблюдением связь между гидроидами и медузами была установлена, и передо мною стала новая задача: выяснить, что это за гидроид, и где и кем именно он был наблюдаем ранее.
Вопрос этот представлял для меня тем больший интерес, что в наших широтах, сколько мне было известно, в пресных водах живут только два полипа, а именно известная всем любителям гидра и колониальный гидроид Cordilophora lacustris, переселившийся сравнительно недавно пресные воды из моря и открывший свою деятельность в новых условиях жизни тем, что, проникнув в водопроводные трубы и сильно в них размножившись, он закупорил всю водопроводную сеть во многих приморских городах Англии, Германии и Франции.

Этот гидроид размножается, образуя почки с половыми продуктами на ветвях колонии и никогда не производит особого полового поколения в виде медуз, подобно гидроиду, найденному мною в аквариуме.

Прежде всего я принялся за пересмотр немецких любительских журналов(BI. f. Aq. и Тег. Kunde и Wochenschrift f. Aq. и Тег. Kunde) за ряд последних лет и нашел в них указания на открытия пресноводных медуз в тропических странах, при чем первая из таких медуз (Limnocodium Sowerbyi) была открыта не на родине, а в бассейне для воспитания Victoria regia в Лондоне в1880 году, куда она была завезена с водяными растениями из центральной Америки. Затем, судя по описаниями рисункам, были открыты очень похожие на эту медузу небольшие медузки в африканском озере Танганьика, на о-ве Тринидад, в устьях Нигера и не вдалеке от устьев Янтсекианга. Все эти медузы отличались от найденной в моем аквариуме более плоскою формою колокола, очень значительным числом (до 160) щупальцев, находящихся на краях отверстия колокола и тем, что внутри тела их каналам, подходящим во внутренней оболочке колокола были подвешены небольшие грушевидные мешочки с половыми продуктами.

Кроме этих медуз в Wochenschrift за 1908 год была указана пресноводная медуза, открытая в1897 году американским натуралистом Потс (Potts) в небольшом ручейке, вливающемся в р. Делавар в Пенсильвании.

На статью об этой медузе мне любезно указал Н. Ѳ. Золотницкий, когда я сообщил ему о сделанных наблюдениях над найденными мною медузами. Я не могу только согласиться с высказанным Н. Ѳ. мнением тождестве появившихся у меня гидроидов и медуз с открытыми г. Потси названными им Microhydra Rayderi, так как во внешнем виде тех и других имеются довольно существенный различия. По рисунку медузы Microhydra Rayderi, приложенному к приведённой выше статье и исполненному, по-видимому, законсервированного экземпляра, трудно судить о тожестве этой медузы с моими, что же касается гидроидов, то по описанию г. Потса гидроиды, производящие медузу Microhydra Rayderi, вовсе не имеют щупальцев, взамен их головка каждого полипа, входящего в состав колонии, усажена 50 стрекательными капсулами, тогда как гидроиды, найденные мною, обладают роскошными венцами щупальцев.

При этих условиях вопрос о тожестве моих гидроидов с Microhydra Rayderi, как мне кажется, подвергается большому сомнению.
Обращаясь к вопросу, откуда могли попасть в мой аквариум гидроиды и происходящие от них медузы, считаю необходимыми заметить, что аквариум, в котором они появились, устроен три года тому назад, па дно его положен слой ила, покрытый крупным песком. Сидящие в нем растения (Sagittaria natans и Caboinba viridifolia) взяты мною из старых моих же аквариумов. За три года часть их была ежегодно удаляема, но ни грунт, ни песок не переменялись. Рыбы, живущие в этом аквариуме (Danio rerio и Barbus phutunio), были приобретены мною маленькими у одного из петербургских любителей.

Исходя из этих данных, не может быть и речи о том, чтобы гидроиды могли попасть в мой аквариум с растениями и остается единственное предположение, что они занесены вместе с живым кормом или, вернее, с мусором, который обычно доставляется здешним промышленником с мотылем. Вследствие этого, надо думать, что гидроид, производящий медуз, живет в пресных водах окрестностей Петербурга.

Такое предположение имеет тем большую возможность, что недавно как известил тот же немецкий журнал Bl. f. Aq., какие то пресноводные медузы были найдены еще и в Германии.

Т. Набатов.